Logo
Новости :: Библиотека :: Галерея :: Форум :: Почта :: Поиск
:
:


 
Сделать стартовой ] [ Добавить в избранное ] [ Написать авторам ] [ Регистрация ] 
Разделы 
 О проекте
 Новости археологии
 Новостная лента RSS Портала "Археология России"
 Библиотека
     Анонс поступлений
     Предметный каталог
     Алфавитный каталог
     Учебники
     Источники
     Археологическое законодательство
     Электронные публикации
     Полевые отчеты
     Книжная лавка
 Галерея
 Поиск
 Сообщество
 Персональные настройки
 Вопросы/Ответы
     О регистрации
     Баннер Портала
     Новостная лента Портала на Вашем сайте
     О форуме
     О галерее
 Ресурсы сети
Новые поступления
 Лепота ИзБранного, Сорокин А.Н., 2012
 Чернигов — крупный исторический, культурный и экономический центр УССР, Палажченко Л.Я., Киев, 1988
 Историческое развитие Чернигова в памятниках истории и культуры, Тронько П.Т., Киев, 1988
 Киев и Чернигов в IX—XIII вв., Толочко П.П., Киев, 1988
 Основные этапы развития древнего Чернигова, Коваленко В.П., Киев, 1988
 Первое письменное упоминание Чернигова в связи с проблемой формирования города, Брайчевский М.Ю., Киев, 1988
 Восточные источники о трех группах русов. Артания и анты, Боровский Я.Е., Киев, 1988
 Левобережная Украина в VII—XIII вв., Сухобоков О.В., Киев, 1988
Галерея
Последние поступления в галерее
Библиотека
Orphus Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
© Сергацков И.В., Портал "Археология России", 2006
Библиотека -> Проблема становления среднесарматской культуры -> стр. 4 (4 из 12; автоматическая разбивка на стр.)
начало | < назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >> вперед > | последняя
чеканки монет, найденных в Алитубе, и временем их попадания в землю был незначительным» [Безуглов С.И., 2001, с. 59]. Т.е., алитубский комплекс может быть датирован началом I в. н. э., хотя здесь есть определенные трудности. Золотая серьга со вставками может датироваться и несколько более поздним временем – второй половиной I в. н. э.

Сложнее обстоит дело с датировкой погребения из могильника Шаумяна (рис. 4). Детальный анализ материала этого интересного комплекса провел В.П. Глебов, придя к выводу, что наиболее оптимальной датой его является последняя треть I в. до н. э. Базируясь на датировке этого и нескольких других комплексов он относит начальный этап среднесарматской культуры ко второй половине I в. до н. э. [Глебов В.П., 2002, с. 35-37]. При этом шаумяновское погребение в его построении, безусловно, является ключевым, т.к. основывается на датах раннего варианта лучковой фибулы, ковша типа «Песчате» (Рис. 4, 2, 4) и монетах Митридата VI и Асандра с надчеканками начала правления Асандра. 2 С.И. Безуглов считает, что эти монеты обладают хорошими датирующими возможностями [Безуглов С.И., 2001, с. 57, 58]. По поводу хронологии раннего варианта лучковых фибул и ковша ранее уже говорилось, - однозначно исключать I в. н. э. из времени их бытования, видимо, не стоит. Особенно это касается ковша, имеющего следы починки и длительного использования. В этом же погребении были обнаружены янтарные короткоцилиндрические бусы с выступающими торцами типа 11 по классификации Е.М. Алексеевой (Рис. 4, 9), о которых В.П. Глебов упомянул лишь очень кратко [Глебов В.П., 2002, с. 35]. Они зарождаются в I в. н. э., довольно широко распространены в памятниках II-III вв., в том числе и позднесарматских погребениях, а пик их популярности приходится на IV в. [Алексеева Е.М., 1978, с. 24, рис. 9]. Возникает хронологический разрыв между датировкой монет и бус, объяснить который в рамках одного комплекса довольно трудно. По моему мнению, жестко ограничивать датировку погребения из могильника Шаумяна последней третью I в. до н. э., вероятно, было бы несколько опрометчиво, тем более, что погребение разграблено и в смысле информативности не представляет собой полноценного комплекса. Возможной датой его может быть и начало I в. н. э. (Табл.2). Впрочем, не исключен и другой вариант культурной атрибуции этого интересного памятника. В южной части Волго-Донского междуречья известны богатые раннесарматские погребения I в. до н. э. или даже рубежа эр в точно таких же широких прямоугольных ямах с тайниками как и в могильнике Шаумяна. Некоторые из них были сооружены под индивидуальными насыпями [Шилов В.П., 1983, с. 186; Otchir-Goriaeva M., 2002, s. 354]. Не принадлежало ли шаумяновское погребение именно к этой серии захоронений? Лично мне все же кажется более предпочтительным первый из предложенных вариантов.

Что же касается памятников Южного Приуралья, то они практически не имеют оснований для разработок «узких» датировок. В приведенной М.Г. Мошковой сводке южноуральских среднесарматских погребений почти все комплексы могут датироваться лишь в широких пределах I в. до н. э. – I в. н. э., что она сама и отмечает [Мошкова М.Г., 2004а, с. 24-34]. Исключение составляют погребения у с. Герасимовка в Оренбургской области, весь инвентарь которых довольно типичен для позднепрохоровских памятников и дата его может быть определена в рамках II-I вв. до н.э. [Смирнов К.Ф., 1966, 41-43, рис. 11, 1, 2, 12], хотя обряд обоих погребений характерен уже для среднесарматской культуры. Ситуация с датировкой погребения из Иштуганово, где имеются две монеты Митридата VI Евпатора, примерно такая же, что и с захоронением из могильника Шаумяна [Кропоткин В.В., Обыденнов М.Ф., 1985, с. 242-245].

Таким образом, хронологические позиции фибул, импортной металлической посуды, керамики и бус допускают возможность считать начальной датой среднесарматской культуры рубеж эр или самое начало I в. н. э. Безусловно, эта точка зрения уязвима для критики. Можно возразить, что массовое появление импортов в начале I в. н. э. служит лишь отражением активизации культурно-экономических связей сарматов с античным миром. Начало именно этого процесса и маркируют перечисленные находки, а начальный этап самой культуры может датироваться и более ранним временем. Однако предложенный вариант хронологической схемы хорошо вписывается в исторический контекст и совпадает с появлением новаций восточного происхождения, о чем речь пойдет далее. Хочется обратить внимание


2Остальные из перечисленных им погребений имеют куда более расплывчатые датировки: Виноградный, Жутово, Рясны II (Глебов В.П., 2002, с. 36).
Мошкова М.Г., 2004а. Среднесарматские и позднесарматские памятники на территории Южного Приуралья // Сарматские культуры Евразии: проблемы региональной хронологии. Доклады к 5 международной конференции «Проблемы сарматской археологии и истории». Краснодар.
Глебов В.П., 2002. Погребение с монетами из могильника Шаумяна и вопросы хронологии среднесарматской культуры // Донская археология, № 1-2. Ростов-на-Дону.
Безуглов С.И., 2001. Находки античных монет в погребениях кочевников на Нижнем Дону // Донская археология, № 1-2. Ростов-на-Дону.
Шилов В.П., 1983. Запорожский курган (К вопросу о погребениях аорсской знати) // СА, № 1.
Otchir-Goriaeva M.,2002. Das sarmatische Grab von Jaskul’, Kalmykien // Eurasia Antiqua. B. 8. Berlin.
Смирнов К.Ф., 1966. Сарматские погребения в бассейне р. Кинделя Оренбургской области // КСИА, вып. 107.
Кропоткин В.В., Обыденнов М.Ф., 1985. Находка античных монет в погребении кочевника на Южном Урале // СА, № 2.

начало | < назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >> вперед > | последняя
© Сергацков И.В., Портал "Археология России", 2006
Изображения
Рис. 4. Погребение из кургана № 13 могильника у поселка Шаумяна и находки из него (по В.П. Глебову).

Наши интернет-партнеры и просто хорошие сайты :) Обмен баннерами

Page generation time: 0.2433