Logo
Новости :: Библиотека :: Галерея :: Форум :: Почта :: Поиск
:
:


 
Сделать стартовой ] [ Добавить в избранное ] [ Написать авторам ] [ Регистрация ] 
Разделы 
 О проекте
 Новости археологии
 Новостная лента RSS Портала "Археология России"
 Библиотека
     Анонс поступлений
     Предметный каталог
     Алфавитный каталог
     Учебники
     Источники
     Археологическое законодательство
     Электронные публикации
     Полевые отчеты
     Книжная лавка
 Галерея
 Поиск
 Сообщество
 Персональные настройки
 Вопросы/Ответы
     О регистрации
     Баннер Портала
     Новостная лента Портала на Вашем сайте
     О форуме
     О галерее
 Ресурсы сети
Новые поступления
 Лепота ИзБранного, Сорокин А.Н., 2012
 Чернигов — крупный исторический, культурный и экономический центр УССР, Палажченко Л.Я., Киев, 1988
 Историческое развитие Чернигова в памятниках истории и культуры, Тронько П.Т., Киев, 1988
 Киев и Чернигов в IX—XIII вв., Толочко П.П., Киев, 1988
 Основные этапы развития древнего Чернигова, Коваленко В.П., Киев, 1988
 Первое письменное упоминание Чернигова в связи с проблемой формирования города, Брайчевский М.Ю., Киев, 1988
 Восточные источники о трех группах русов. Артания и анты, Боровский Я.Е., Киев, 1988
 Левобережная Украина в VII—XIII вв., Сухобоков О.В., Киев, 1988
Галерея
Последние поступления в галерее
Библиотека
Orphus Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
© Сергацков И.В., Портал "Археология России", 2006
Библиотека -> Проблема становления среднесарматской культуры -> стр. 9 (9 из 12; автоматическая разбивка на стр.)
начало | < назад << 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 вперед > | последняя
археологического комплекса со временем появления античных и восточных импортов в этом случае полностью вписывается в исторический контекст событий в Восточной Европе и Закавказье. Античные и восточные импорты могут быть дарами и трофеями, полученными кочевниками во время их походов в Переднюю Азию. Центральноазиатские и китайские элементы культуры, по крайней мере, часть их, были принесены собственно аланами с их родины. Не берусь судить, где она находилась, но степи Южного Урала и Зауралья не могут на нее претендовать – истоков этой яркой культуры там нет. В позднепрохоровское и в среднесарматское время эти районы превращаются периферию сарматского мира, центр которого смещается в Поволжье и Подонье. Очередной расцвет их приходится на позднесарматскую эпоху. Мысль Б.А. Раева, что материальная культура курганов типа «Хохлача» появилась в Причерноморье в I в. н. э. в уже сложившемся виде, представляется мне абсолютно верной, а наблюдаемые параллели между материалами этих элитных погребений и памятниками Алтая (Пазырык, Башадар, Туекта и проч.), наводят на мысль о центральноазиатской прародине аланов [Раев Б.А., 1984, с. 133-135; 1985, с. 126-131; 1989, с. 116]. Кстати, если принять эту версию, то среднесарматские диагональные погребения не могут считаться аланскими. В последние века до н. э. и на рубеже эр ни в Средней Азии, ни восточнее диагональных захоронений не зафиксировано, а те богатые курганы Нижнего Дона и Северного Причерноморья, претендующие на роль погребений аланской знати, диагональными не являются.

Проблема этногенеза ранних аланов не является предметом исследования в данной статье. Будучи очень сложной по своему содержанию, включая ряд самостоятельных вопросов [Яценко С.А., 1993, с. 60-69; Симоненко А.В., 2003, с. 55-57], она требует самостоятельного и многопланового изучения.

Мне импонирует мнение А.О. Наглера и Л.А. Чипировой о том, что аланы представляли собой некую военизированную группу кочевников, не составлявшую этнического единства [Наглер А.О., Чипирова Л.А., 1985]. Эту идею поддержал и развил М.Б. Щукин, а недавно к ней присоединился и А.В. Симоненко, внеся свои уточнения [Щукин М.Б., 1992, с. 119-121; 1994, с. 208, 209; Симоненко А.В., 2003, с. 55-57]. Полагаю, что ранние аланы были небольшим, но мощным этнополитическим объединением, пришедшим из глубин Азии, выяснить точно, откуда сейчас невозможно. Установив господство над частью прежнего населения, ранее входившего в состав аорсов, они составили верхушку нового кочевого объединения, со временем получившего имя алан. При этом они обладали своей собственной элитарной субкультурой, отличительными особенностями которой были перечисленные ранее новации в вещевом материале, и собственной идеологией, частично нашедшей выражение в новом погребальном обряде. Такая картина не является уникальной для древности и средневековья. В этом смысле процесс формирования раннеаланского этноса был схож с начальным этапом этногенеза древних тюрок. Все отмеченные новации в материальной культуре и погребальном обряде, будучи элементами элитарной субкультуры доминировавшей в кочевой среде группы пришельцев, выполняли социально-дифференцирующие функции [Грач А.Д., 1975, с. 158-179; Шнирельман В.А., 1985, с. 111]. При наличии четкой социальной структурированности общества, а общество кочевников раннего железного века такой структурой обладало, социально престижные элементы культуры сравнительно легко и быстро распространяются не только по общественной вертикали, но и по горизонтали, т.е. и в иноэтничной среде [Арутюнов С.А., 1985, с. 45]. Новации переходят в разряд традиций и приобретают общекультурный характер. Вероятно, материалы таких могильников как Новый, Первомайский, Перегрузное I, Аксай I и целый ряд других памятников демонстрируют шедшие на рубеже эр культурно-интеграционные процессы, процессы смены одной культурной модели другой. Естественно, они не были одномоментными, и в ходе их наблюдалось сосуществование новаций и традиций.

Сложность состава населения Волго-Уральских степей в среднесарматское время ясно демонстрируют антропологические исследования. Параметры краниологических типов средних сарматов подчас колеблются в диапазоне полярных значений: от полного сходства с раннесарматскими сериями до резких, несопоставимых отличий. Порой такие расхождения наблюдаются при сравнении на уровне отдельных могильников [Балабанова М.А., 2000, с. 90-106]. Такая картина убедительно свидетельствует в пользу «миграционной» версии сложения среднесарматской


Раев Б.А., 1984. Пазырык и «Хохлач» - некоторые параллели // Тезисы докладов II Археологической конференции «Скифо-сибирский мир». Кемерово.
Яценко С.А., 1993. Аланская проблема и центральноазиатские элементы в культуре кочевников Сарматии рубежа I-II вв. н. э. // ПАВ, № 3. СПб.
Наглер А.О., Чипирова Л.А., 1985. К вопросу о хозяйственных типах в древних обществах // Античность и варварский мир. Орджоникидзе.
Щукин М.Б., 1992. Некоторые замечания к вопросу о хронологии Зубовско-Воздвиженской группы и проблеме ранних алан // Античная цивилизация и варварский мир (материалы III археологического семинара). Часть I. Новочеркасск.
Симоненко А.В., 2003. Китайские и центральноазиатские элементы в сарматской культуре Северного Причерноморья // НАВ. Вып. 6. Волгоград.
Грач А.Д., 1975. Принципы и методика историко-археологической реконструкции форм социального строя (по курганным материалам скифского времени Казахстана, Сибири и Центральной Азии) // Социальная история народов Азии. М.
Шнирельман В.А., 1985. Классообразование и дифференциация культуры (по океанийским этнографическим материалам) // Этнографические исследования развития культуры. М.
Арутюнов С.А., 1985. Инновации в культуре этноса и их социально-экономическая обусловленность // Этнографические исследования развития культуры. М.
Балабанова М.А., 2000. Антропология древнего населения Южного Приуралья и Нижнего Поволжья. Ранний железный век. М.

начало | < назад << 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 вперед > | последняя
© Сергацков И.В., Портал "Археология России", 2006
Изображения
Наши интернет-партнеры и просто хорошие сайты :) Обмен баннерами

Page generation time: 0.2163