Logo
Новости :: Библиотека :: Галерея :: Форум :: Почта :: Поиск
:
:


 
Сделать стартовой ] [ Добавить в избранное ] [ Написать авторам ] [ Регистрация ] 
Разделы 
 О проекте
 Новости археологии
 Новостная лента RSS Портала "Археология России"
 Библиотека
     Анонс поступлений
     Предметный каталог
     Алфавитный каталог
     Учебники
     Источники
     Археологическое законодательство
     Электронные публикации
     Полевые отчеты
     Книжная лавка
 Галерея
 Поиск
 Сообщество
 Персональные настройки
 Вопросы/Ответы
     О регистрации
     Баннер Портала
     Новостная лента Портала на Вашем сайте
     О форуме
     О галерее
 Ресурсы сети
Новые поступления
 Лепота ИзБранного, Сорокин А.Н., 2012
 Чернигов — крупный исторический, культурный и экономический центр УССР, Палажченко Л.Я., Киев, 1988
 Историческое развитие Чернигова в памятниках истории и культуры, Тронько П.Т., Киев, 1988
 Киев и Чернигов в IX—XIII вв., Толочко П.П., Киев, 1988
 Основные этапы развития древнего Чернигова, Коваленко В.П., Киев, 1988
 Первое письменное упоминание Чернигова в связи с проблемой формирования города, Брайчевский М.Ю., Киев, 1988
 Восточные источники о трех группах русов. Артания и анты, Боровский Я.Е., Киев, 1988
 Левобережная Украина в VII—XIII вв., Сухобоков О.В., Киев, 1988
Галерея
Последние поступления в галерее
Библиотека
Orphus Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
© Богуславский О.И., 1993; www.altladoga.ru, Портал "Археология России", 2004
Библиотека -> Южное Приладожье в системе трансевразийских связей IX—XII вв. -> стр. 4 (4 из 13; автоматическая разбивка на стр.)
начало | < назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >> вперед > | последняя
источниках эти процессы нашли отражение в виде легенды о призвании варягов. Активизации движения по трансевропейским путям и увеличение спроса на пушнину [Макаров, 1989: 90—91] стимулировали появление в низовьях рек Паши и Ояти скандинавских поселенцев, как и в Городище выступавших в качестве посредников в меховой торговле Ладоги с местным населением. Их погребальный обряд стал одним из источников заимствования жителями Приладожья курганного способа захоронения. По всей вероятности, торговые операции вскоре приобрели несколько иной характер за счет создания в этих районах своего рода «факторий», концентрирующих к определенному времени большие партии товара, поскольку большинство торговых поездок скандинавов, в силу ряда причин, были сезонными [Херрман, 1986: 89—101]. Основную работу по сбору мехов у разбросанного населения выполняли, видимо, выходцы из местной среды, причем отнюдь не из родовой знати. Об их со ставе, роли и социальном статусе говорит, с одной стороны — практически полное отсутствие женских погребений этого периода, с другой — присутствие в погребальном наборе большого количества оружия, а также коней при полном отсутствии престижных изделий, таких как мечи [Богуславский, 1992а: рис 18, 19]. Видимо, в этой среде и сложился своеобразный обряд погребения, объединявший местные и скандинавские традиции, и материальная культура, включавшая скандинавские вещи или поступившие при посредстве скандинавов, финские изделия и предметы массового производства ладожских ремесленников

Погребальные памятники юго-восточного Приладожья периода 890—920-х гг. демонстрируют несколько большее разнообразие как в чертах материальной культуры, так и в обрядовых характеристиках. Характеризуя Ладожское поселение этого периода, в первую очередь, следует отметить комплекс построек, связанных с хорошо сохранившимся обширным сооружением с печью в центре — самым крупным «большим домом» из сооружений этого типа, исследованных в Ладоге. При строительстве «большого дома» широко использовались детали разобранного морского судна — корабельные доски и шпангоуты. Некоторые данные, по мнению Е А Рябинина, позволяют интерпретировать исследованный комплекс в качестве жилища обосновавшейся в Ладоге купеческой артели. Возможно, именно такие дома северных торговцев-руссов, рассчитанные на 10 — 20 человек, наблюдал на берегах Волги в 921—922 гг. багдадский путешественник Ибн-Фадлан. Дендрохронологический анализ относит дату строительства этого объекта ко времени около 894 г. [Рябинин, Черных, 1988: 93]. Хотя Ладога и предстает в это время как поселение с весьма оживленными торговыми связями, увеличение относительного количества типов вещей, запаздывающих в Приладожье по отношению к Ладоге, говорит о снижении интенсивности связей между этими территориями (рис. 2).

Таким образом, встает вопрос о роли, которую играли жители Приладожья в торговле Ладоги. Отражением этого несомненно являются привозные изделия. Ведущими среди них остаются вещи, связанные с кругом финских древностей, и вещи скандинавского происхождения или поступавшие на эти территории при посредстве скандинавов (рис. 3). Последняя категория вещей становится более разнообразной, и количество ее представителей увеличивается более чем в два раза. В этом периоде известны самые ранние находки мечей, если не считать случайную находку меча у д. Бор. Однако, относительный вес этих вещей среди привозных изделий сокращается, возможно, за счет появления новой категории иноэтничных находок, а именно вещей, которые можно связать с территорией Подонья, и в частности, с салтово-маяцкой культурой (рис. 3). К 890 —920-м гг. относится и первая монета, найденная в Приладожье —саманидский дирхем, дата чеканки которого определена только в рамках Х в. Но динамику поступления монетных находок в какой-либо регион характеризует не только количество монет, найденных в погребениях определенного времени, но и даты чеканки всех найденных монет (рис. 4). Анализ этих дат показывает, что в Приладожье существует серия монет, даты чеканки которых относятся к периоду 890—920-х гг., но их попадание в погребальные комплексы характеризуется определенным периодом запаздывания.

Значительный пласт привозных вещей в погребениях юго-восточного Приладожья делает весьма важной проблему выяснения непосредственного источника их попадания в этот район, поскольку значительное количество этих находок может быть связано с функционированием трансевразийского пути. При изучении этих вопросов исследователи почти всегда обращаются к


Богуславский О. И., 1992. Юго-восточное Приладожье и трансевразийские связи IX—XI вв. // Население Ленинградской области: материалы и исследования по истории и традиционной культуре. СПб.: 44—68.
Богуславский О. И., 1992а. Южное Приладожье во второй половине I — начале II тысячелетия н. э. (опыт историко-культурной периодизации) Дис.... канд. истор. наук: 07. 00. 06. СПб.
Макаров Н А., 1989. Новгородская и Ростово-Суздальская колонизация в бассейне озер Белое и Лача по археологическим данным // СА, № 4: 80—102.
Рябинин Е. А; Черных Н. Б., 1988 Стратиграфия, застройка и хронология нижнего слоя Староладожского Земляного городища в свете новых исследований // СА, № 1.: 72—100.
Херрман И., 1986. Славяне и норманны в ранней истории Балтийского региона // Славяне и скандинавы. М: 8-128.

начало | < назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >> вперед > | последняя
© Богуславский О.И., 1993; www.altladoga.ru, Портал "Археология России", 2004
Изображения
Рис. 2. Изменение количества типов вещей, запаздывающих в юго-восточном Приладожье по отноше­нию к Ладоге.

Рис. 3 Изменение соотношения количества различных этнокультурных компонентов в материальной культуре юго-восточного Приладожья

Рис. 4. Распределение дат чеканки монет, найденных в погребениях юго-восточного Приладожья:

Наши интернет-партнеры и просто хорошие сайты :) Обмен баннерами

Page generation time: 0.2018