Logo
Новости :: Библиотека :: Галерея :: Форум :: Почта :: Поиск
:
:


 
Сделать стартовой ] [ Добавить в избранное ] [ Написать авторам ] [ Регистрация ] 
Разделы 
 О проекте
 Новости археологии
 Новостная лента RSS Портала "Археология России"
 Библиотека
     Анонс поступлений
     Предметный каталог
     Алфавитный каталог
     Учебники
     Источники
     Археологическое законодательство
     Электронные публикации
     Полевые отчеты
     Книжная лавка
 Галерея
 Поиск
 Сообщество
 Персональные настройки
 Вопросы/Ответы
     О регистрации
     Баннер Портала
     Новостная лента Портала на Вашем сайте
     О форуме
     О галерее
 Ресурсы сети
Новые поступления
 Лепота ИзБранного, Сорокин А.Н., 2012
 Чернигов — крупный исторический, культурный и экономический центр УССР, Палажченко Л.Я., Киев, 1988
 Историческое развитие Чернигова в памятниках истории и культуры, Тронько П.Т., Киев, 1988
 Киев и Чернигов в IX—XIII вв., Толочко П.П., Киев, 1988
 Основные этапы развития древнего Чернигова, Коваленко В.П., Киев, 1988
 Первое письменное упоминание Чернигова в связи с проблемой формирования города, Брайчевский М.Ю., Киев, 1988
 Восточные источники о трех группах русов. Артания и анты, Боровский Я.Е., Киев, 1988
 Левобережная Украина в VII—XIII вв., Сухобоков О.В., Киев, 1988
Галерея
Последние поступления в галерее
Библиотека
Orphus Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
© Богуславский О.И., 1993; www.altladoga.ru, Портал "Археология России", 2004
Библиотека -> Южное Приладожье в системе трансевразийских связей IX—XII вв. -> стр. 10 (10 из 13; автоматическая разбивка на стр.)
начало | < назад << 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 вперед > | последняя
Западную Европу, о чем свидетельствует поступление на Северо-Запад Руси западноевропейских монет. Эти процессы, а также увеличение экономической роли Новгорода в этом регионе, отражением чего стало широкое поступление в Приладожье серийных изделий новгородских ремесленников, привело к снижению количества ввозимых, но что представляется более важным, вывозимых товаров. Это высвободило новую группу приладожского населения, прежде связанного с международной торговлей. В то же время, а именно с 980-х гг., можно проследить отток воинских контингентов с Севера Руси. Значительная часть дружины Владимира формировалась в Новгороде и, видимо, отчасти ее составляли выходцы из Приладожья, тем более, что там в 950—980-е гг. существовала значительная прослойка мужчин, носивших оружие. В 988 г. начинается постройка крепостей в Южной Руси [ПВЛ, 1916: 155—156], требовавшая постоянного притока новых воинов. В этом же году, при заключении мира с царем Василием и женитьбе на его сестре Анне, Владимир отправил шеститысячный отряд руссов в Византию, где после 980 г. организуется варяжский военный корпус [Рыдзевская, 1978: 153, 218]. Этот процесс, игравший, видимо, достаточно значительную роль для южного Приладожья, отразился почти в полном отсутствии в погребениях достоверных предметов вооружения. Отсутствие надежной защиты северных территорий позволило викингам совершить ряд набегов на территорию южного Приладожья. В 995—997 гг. норвежский ярл Эйрик, потерявший свой лен в борьбе с Олавом Норвежским, опираясь на поддержку Олава Шведского, совершил поход на Ладогу и северные земли [Рыдзевская, 1978: 50-51]. Возможно, отражением этого явился пожар, зафиксированный В. П. Петренко в раскопе на Варяжской улице, а также некоторое «смещение» погребальных памятников Приладожья в глубинные районы (рис. 1: 5). Дело брата на землях Приладожья продолжил в 1015 г. Свейн. Таким образом, видимо, не последнюю роль в сокращении связей Приладожья с другими территориями сыграла и нестабильная обстановка в этом регионе.

С периодом 1020—1070 гг. связано сокращение разнообразия обрядов погребения, что во многом связано с увеличением в погребальных памятниках черт христианской погребальной традиции [Богуславский, 1992а: 173—174]. Число изделий, характеризующих связи приладожского населения в этот период, достаточно невелико (рис. 3). В первую очередь это связано с массовым проникновением в Приладожье серийных изделий новгородских ремесленников, которые во многом вытеснили другие привозные предметы. С другой стороны, выделить среди массовых вещей предметы, отражающие внешние связи юго-восточного Приладожья без дополнительного анализа распространения их в Новгородской земле крайне трудно, а часто и невозможно. Из вещей, происхождение которых практически не вызывает сомнений, следует в первую очередь отметить огромный пласт финских древностей (рис. 3). Их количество в погребениях не сократилось, а удельный вес увеличился за счет сокращения количества других изделий. Вещи, связанные со Скандинавией, крайне немногочисленны, а византийские вещи представлены только находкой литого перстня с печаткой [Богуславский, 1992а: 175].

Несмотря на сокращение круга привозных изделий, количество монет в погребениях остается значительным. В этом периоде встречены последние арабские монеты, все находки которых попадают в погребальные комплексы со значительным запаздыванием (рис. 5). Новые монеты из восточных стран в Приладожье, видимо, не поступали, поскольку здесь не известны дирхемы с датой чеканки после 1012 г. (рис. 4). Значительные изменения произошли в динамике поступления западноевропейского серебра, что выразилось в интенсификации его притока в Приладожье. Об этом свидетельствует, с одной стороны — уменьшение процента запаздывающих монет (рис. 5), который в это время минимален для всей истории региона, с другой стороны — максимальное количество западноевропейских монет, известных в юго-восточном Приладожье, отчеканено в различных центрах Западной Европы именно в период между 1020-ми и 1070-ми гг. (рис. 4), что свидетельствует, видимо, о времени их поступления. Однако, для понимания этого процесса крайне важна динамика поступления монетного серебра в Новгород. Согласно анализу этих находок, проведенному В. М. Потиным, интенсивность поступления монет из Западной Европы существенно увеличивается с 1025 г.; более того, для времени около 1025 г. средний период запаздывания монет составляет около 8,5 лет [Потин, 1982: 130—131]. Эти факты заставляют нас сделать вывод об


Богуславский О. И., 1992. Юго-восточное Приладожье и трансевразийские связи IX—XI вв. // Население Ленинградской области: материалы и исследования по истории и традиционной культуре. СПб.: 44—68.
Богуславский О. И., 1992а. Южное Приладожье во второй половине I — начале II тысячелетия н. э. (опыт историко-культурной периодизации) Дис.... канд. истор. наук: 07. 00. 06. СПб.
ПВЛ, 1916. Т I. Пгр.
Потин В. М , 1982 Нумизматическая хронология и вопросы истории Руси и Западной Европы в эпоху раннего средневековья // Северная Русь и ее со­седи в эпоху раннего средневековья. Л.: 127—134
Рыдзевская Е. А., 1978. «Россика» в исландских сагах // Древняя Русь и Скандинавия (IX—XIV вв.). М. 4—128.

начало | < назад << 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 вперед > | последняя
© Богуславский О.И., 1993; www.altladoga.ru, Портал "Археология России", 2004
Изображения
Рис. 1. Погребальные памятники юго-восточного Приладожья.

Рис. 3 Изменение соотношения количества различных этнокультурных компонентов в материальной культуре юго-восточного Приладожья

Рис. 4. Распределение дат чеканки монет, найденных в погребениях юго-восточного Приладожья:

Рис. 5. Изменение процента запаздывающих монет в погребениях юго-восточного Приладожья.

Наши интернет-партнеры и просто хорошие сайты :) Обмен баннерами

Page generation time: 0.2345