Logo
Новости :: Библиотека :: Галерея :: Форум :: Почта :: Поиск
:
:


 
Сделать стартовой ] [ Добавить в избранное ] [ Написать авторам ] [ Регистрация ] 
Разделы 
 О проекте
 Новости археологии
 Новостная лента RSS Портала "Археология России"
 Библиотека
     Анонс поступлений
     Предметный каталог
     Алфавитный каталог
     Учебники
     Источники
     Археологическое законодательство
     Электронные публикации
     Полевые отчеты
     Книжная лавка
 Галерея
 Поиск
 Сообщество
 Персональные настройки
 Вопросы/Ответы
     О регистрации
     Баннер Портала
     Новостная лента Портала на Вашем сайте
     О форуме
     О галерее
 Ресурсы сети
Новые поступления
 Лепота ИзБранного, Сорокин А.Н., 2012
 Чернигов — крупный исторический, культурный и экономический центр УССР, Палажченко Л.Я., Киев, 1988
 Историческое развитие Чернигова в памятниках истории и культуры, Тронько П.Т., Киев, 1988
 Киев и Чернигов в IX—XIII вв., Толочко П.П., Киев, 1988
 Основные этапы развития древнего Чернигова, Коваленко В.П., Киев, 1988
 Первое письменное упоминание Чернигова в связи с проблемой формирования города, Брайчевский М.Ю., Киев, 1988
 Восточные источники о трех группах русов. Артания и анты, Боровский Я.Е., Киев, 1988
 Левобережная Украина в VII—XIII вв., Сухобоков О.В., Киев, 1988
Галерея
Последние поступления в галерее
Библиотека
Orphus Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
© Богуславский О.И., 1993; www.altladoga.ru, Портал "Археология России", 2004
Библиотека -> Южное Приладожье в системе трансевразийских связей IX—XII вв. -> стр. 5 (5 из 13; автоматическая разбивка на стр.)
начало | < назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >> вперед > | последняя
изучению кладов куфических монет. Отсутствие кладов IX — 70-х гг. Х в. в юго-восточном Приладожье дало возможность Е. Н. Носову сделать вывод об отсутствии торговой магистрали, проходившей по рекам этого региона [Носов, 1981:97]. Но, с другой стороны, положения о существовании подобного пути достаточно часто появляются в различных работах.

Эти положения опираются на отдельные сведения арабских авторов Х—XIV вв. и на данные археологии [Голубева, 1987: 52—64; Смирнов, 1952: 225; Львова, 1977: 106—109].

При изучении монетных находок Новгорода В. М. Потин обратил внимание на факт изменения времени запаздывания монет относительно даты чеканки в зависимости от интенсивности их поступления [Потин, 1982: 132]. Однако, приток монет на какую-либо территорию может происходить не только за счет существования магистрального торгового пути, но и за счет торговли непосредственно с каким-нибудь торговым центром: в случае Приладожья — с Ладогой. Окончательное решение вопросов о непосредственных источниках импортных вещей и монет в Приладожье связано, с одной стороны, с выявлением периода или периодов наиболее интенсивного их притока на основании периода запаздывания монетного серебра, с другой — с выявлением районов с одинаковой динамикой поступления монет. Как уже отмечалось, в юго-восточном Приладожье известны монеты, даты чеканки которых лежат между 890-ми и 920-ми гг., а именно относятся к 900—910-м гг., но для них характерен определенный период запаздывания. Поскольку погребальные памятники нижнего Поволховья раскопаны фрагментарно, мы вынуждены оперировать материалами кладов. По данным младших монет к этому периоду в Волховском бассейне можно отнести два клада. Монеты из культурного слоя Новгорода и Ладоги, о которых мы имеем достаточно сведений, не относятся к 890—920-м гг. Но в слоях Староладожского поселения этого времени найдено значительное количество привозных изделий, однако, изделия, связанные с Подоньем, не встречаются позднее 890-х гг.

Причины произошедших перемен до конца не ясны. Мы можем предположить только одну из наиболее вероятных, на наш взгляд, картин изменений. С одной стороны, они, видимо, связаны с подрывом посреднической торговли между Ладогой и Приладожьем. Причиной этого стало появление в Ладоге новых торговых организаций — своего рода купеческих артелей, что возможно отражается в постройке около 894 г. «большого дома». Коллективы, жившие в этой постройке продолжительное время имели возможность и были заинтересованы в непосредственных контактах с поставщиками пушнины. Об этом новом характере торговых отношений свидетельствует некоторое снижение интенсивности связей Ладоги с Приладожьем, выразившееся в увеличении процента запаздывающих типов вещей (рис 2) при общем возрастании количества привозных изделий. Непосредственный контакт с охотниками, добывающими шкуры, все же, по-видимому, остался в руках сформировавшейся ранее группы местных жителей в силу малой плотности местного населения. Прямой контакт с купцами привел к расширению круга этих людей Об этом свидетельствует увеличение количества памятников (рис. 1: 2) и разнообразие их погребальных ритуалов, возможно отражающее разноэтничность вовлеченного в эти процессы населения. Об изменениях социального статуса и состава этой группы говорит увеличение женских и парных — мужских и женских — погребений, а также появление в погребальном наборе престижных изделий — бронзовых ювелирных украшений, в первую очередь скандинавских, и парадного оружия [Богуславский, 1992а: рис 18].

С другой стороны, произошедшие изменения связаны и с политическими событиями этого периода. Данные письменных источников позволяют отчетливо выделить тенденцию политики первых русских князей —установление контроля над торговыми путями. Это нашло отражение в известии о переходе Рюрика из Ладоги в Новгород, занимавший ключевое место в крайне важном регионе. За этим событием последовала серия походов русских князей и их дружинников на племена, расположенные в непосредственной близости от торговых путей В этой же связи нужно упомянуть и сообщение летописи о раздаче Рюриком «градов своим мужам».

Процесс контролирования торговых путей получил свое окончательное оформление в результате похода Олега на Киев в 882 г., когда под контроль были взяты все ключевые пункты торговой магистрали [ПВЛ, 1916: 19—27]. Подобный контроль, несомненно, должен был заставить торговцев искать новые пути, которые не контролировались. Событием, непосредственно подстегнувшим этот процесс, стало появление в


Богуславский О. И., 1992. Юго-восточное Приладожье и трансевразийские связи IX—XI вв. // Население Ленинградской области: материалы и исследования по истории и традиционной культуре. СПб.: 44—68.
Богуславский О. И., 1992а. Южное Приладожье во второй половине I — начале II тысячелетия н. э. (опыт историко-культурной периодизации) Дис.... канд. истор. наук: 07. 00. 06. СПб.
Голубева Л. А., 1987. Весь // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М.: 52—64.
Львова 3. А., 1977. К вопросу о причинах проникновения стеклянных бус Х—нач. XI вв. в северные районы Восточной Европы // АСГЭ , № 18.: 106—109.
Носов Е Н, 1981. Волховский водный путь и поселения конца I тыся­челетия н.э. // ксиа, № 164: 18—24.
ПВЛ, 1916. Т I. Пгр.
Потин В. М , 1982 Нумизматическая хронология и вопросы истории Руси и Западной Европы в эпоху раннего средневековья // Северная Русь и ее со­седи в эпоху раннего средневековья. Л.: 127—134
Смирнов А П., 1952. Очерки древней и средневековой истории Среднего Поволжья // МИА, № 28.

начало | < назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >> вперед > | последняя
© Богуславский О.И., 1993; www.altladoga.ru, Портал "Археология России", 2004
Изображения
Рис. 1. Погребальные памятники юго-восточного Приладожья.

Наши интернет-партнеры и просто хорошие сайты :) Обмен баннерами

Page generation time: 0.2023