Logo
Новости :: Библиотека :: Галерея :: Форум :: Почта :: Поиск
:
:


 
Сделать стартовой ] [ Добавить в избранное ] [ Написать авторам ] [ Регистрация ] 
Разделы 
 О проекте
 Новости археологии
 Новостная лента RSS Портала "Археология России"
 Библиотека
     Анонс поступлений
     Предметный каталог
     Алфавитный каталог
     Учебники
     Источники
     Археологическое законодательство
     Электронные публикации
     Полевые отчеты
     Книжная лавка
 Галерея
 Поиск
 Сообщество
 Персональные настройки
 Вопросы/Ответы
     О регистрации
     Баннер Портала
     Новостная лента Портала на Вашем сайте
     О форуме
     О галерее
 Ресурсы сети
Новые поступления
 Лепота ИзБранного, Сорокин А.Н., 2012
 Чернигов — крупный исторический, культурный и экономический центр УССР, Палажченко Л.Я., Киев, 1988
 Историческое развитие Чернигова в памятниках истории и культуры, Тронько П.Т., Киев, 1988
 Киев и Чернигов в IX—XIII вв., Толочко П.П., Киев, 1988
 Основные этапы развития древнего Чернигова, Коваленко В.П., Киев, 1988
 Первое письменное упоминание Чернигова в связи с проблемой формирования города, Брайчевский М.Ю., Киев, 1988
 Восточные источники о трех группах русов. Артания и анты, Боровский Я.Е., Киев, 1988
 Левобережная Украина в VII—XIII вв., Сухобоков О.В., Киев, 1988
Галерея
Последние поступления в галерее
Библиотека
Orphus Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
© Богуславский О.И., 1993; www.altladoga.ru, Портал "Археология России", 2004
Библиотека -> Южное Приладожье в системе трансевразийских связей IX—XII вв. -> стр. 3 (3 из 13; автоматическая разбивка на стр.)
начало | < назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >> вперед > | последняя
наземным, квадратным в плане дерево-земляным сооружениям с очагом в центре и разделением на мужскую и женскую половины — «домикам мертвых». Курганы, характеризующиеся обрядом второго типа, не разделяются на мужскую и женскую части и, как правило, в насыпи содержат остатки нескольких, расположенных рядом или отдельно друг от друга сожжений мужчин и женщин. По всей вероятности, на эти памятники большое влияние оказал сопочный обряд погребения и грунтовые захоронения [Назаренко: 1982: 144—147].

Памятники периода 860—890-х гг. [Богуславский, 1992а: 43—135; Богуславский, 1991: 99—114] занимают весьма небольшой район нижнего течения рр. Паши и Ояти (рис. 1: 1) и количество их невелико. Однако, вопрос об обрядовых характеристиках этих комплексов достаточно сложен, поскольку они сочетают целый ряд весьма разнообразных элементов. Памятники этого района рассматриваются В. А. Назаренко как переходные от второго типа обряда к первому, и как характеризующие их взаимовлияние. Отражение этого процесса он видит в том, что при сохранении размещения захоронений на поверхности специально возведенной первичной насыпи существуют особенности, отличающие обряды первого типа: устройство очага на гравии в центральной части сооружения и деление погребальной площадки на мужскую и женскую половины [Назаренко, 1983: 154—155]. Однако, и эти особенности не всеобъемлющи.

Период 860—890-х гг. также характеризуется определенными изменениями на Староладожском поселении, выразившимися в расширении его площади и увеличении плотности застройки [Кузьмин, Мачинская, 1989: 143; Рябинин, Черных, 1988: 91-93]. Этому предшествовали сильные потрясения, с которыми связано почти полное уничтожение построек горизонта Е 2 в пламени пожара, который относится ко второй половине 860-х гг. [Рябинин, Черных, 1988: 89—91]. По мнению Е. А. Рябинина, он связан с событиями, зафиксированными Начальной летописью как изгнание варягов-находников и последующее призвание Рюрика [Рябинин, Черных, 1988: 91]. По нашему мнению, к этому же периоду относится и начало сооружения погребальных насыпей в урочище Плакун [Богуславский, 1992а: 146-148].

Вопрос о степени влияния процессов, происходивших в нижнем Поволховье, на население юго-восточного Приладожья упирается в проблему интенсивности связей между этими частями региона. Отражением этого является увеличение или уменьшение процента типов вещей, запаздывающих в погребениях юго-восточного Приладожья по сравнению с Ладогой. Можно предположить, что этот показатель отражает только некоторые закономерности погребального обряда, например, погребение женщин в свадебном уборе. Но в этом случае показатель оставался бы неизменным и отражал бы соотношение между количеством мужских и женских погребений в каждом периоде. Однако, этого не происходит. На наш взгляд, на динамику этого процесса влияют, с одной стороны, — скорость поступления вещей из Ладоги в юго-восточное Приладожье, с другой стороны — время использования вещей их владельцами. Несомненно, что последний фактор также сильно зависит от интенсивности поступления новых вещей, что, в свою очередь, влияет на «вымывание» из живой культуры архаичных типов. Таким образом, период 860—890-х гг. характеризуется весьма тесными связями Ладоги и Приладожья (рис. 2), поскольку процент запаздывания типов вещей один из самых низких за весь период существования культуры. Хотя внешние связи Ладоги в это время весьма интенсивны, в материальной культуре Приладожья прослеживается влияние всего двух традиций (рис. 3) — финской и скандинавской.

Кроме того, на раннем этапе развития Приладожских курганов присутствуют элементы скандинавского происхождения в погребальном обряде. Влияние норманнов на приладожскую обрядность в целом проявилось, прежде всего, в переходе к размещению захоронений прямо на основании погребального сооружения, а для некоторых районов в знакомстве населения собственно с курганным обрядом [Назаренко, 1983 155—156].

Можно предположить, что появившиеся на Волхове в VIII в. «скандинавы вскоре начинают проникать вглубь Приладожья, что возможно отражает находка меча типа «В» по Я. Петерсену и возникновение Сясьского городища. В 860-е гг. характер контактов скандинавов с местным населением коренным образом меняется. Эти изменения носили отнюдь не локальный характер, поскольку совпали с пожаром Староладожского поселения, появлением могильника в урочище Плакун и с появлением ранних курганов в Гнездовском и в ярославских могильниках [Богуславский, Яблоник, 1987: 26]. В письменных


Богуславский О. И., 1991. К хронологии юго-восточного Приладожья IX—XII вв. // Проблемы хронологии и периодизации в археологии. Л.: 99—114.
Богуславский О. И., 1992. Юго-восточное Приладожье и трансевразийские связи IX—XI вв. // Население Ленинградской области: материалы и исследования по истории и традиционной культуре. СПб.: 44—68.
Богуславский О. И., 1992а. Южное Приладожье во второй половине I — начале II тысячелетия н. э. (опыт историко-культурной периодизации) Дис.... канд. истор. наук: 07. 00. 06. СПб.
Богуславский О. И., Яблоник Д. Л., 1987. Ранние скандинавские находки в юго-восточном Приладожье в контексте синхронных скандинавских импортов // История и археология Новгородской земли. Новгород. 25.
Кузьмин С Л., Мачинская А. Д., 1989 Ладога и ее округа в VIII— Х вв. // Тезисы докладов XI Всесоюзной конференции по изучению истории, экономики, литературы и языка скандинавских стран и Финляндии. М. 142—143.
Назаренко В. А., 1982. Норманны и появление курганов в Приладожье // Северная Русь и ее соседи в эпоху раннего средневековья. Л.: 142—147
Назаренко В. А, 1983. Погребальная обрядность Приладожской чуди. Дис... канд. истор. наук: 07 00 06 Л.
Рябинин Е. А; Черных Н. Б., 1988 Стратиграфия, застройка и хронология нижнего слоя Староладожского Земляного городища в свете новых исследований // СА, № 1.: 72—100.

начало | < назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >> вперед > | последняя
© Богуславский О.И., 1993; www.altladoga.ru, Портал "Археология России", 2004
Изображения
Рис. 1. Погребальные памятники юго-восточного Приладожья.

Рис. 2. Изменение количества типов вещей, запаздывающих в юго-восточном Приладожье по отноше­нию к Ладоге.

Рис. 3 Изменение соотношения количества различных этнокультурных компонентов в материальной культуре юго-восточного Приладожья

Наши интернет-партнеры и просто хорошие сайты :) Обмен баннерами

Page generation time: 0.2041